+7 (499) 653-60-72 Доб. 504Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 511Остальные регионы

Пенсионную реформу надо срочно отменять

Пенсионная реформа Гройсмана. Что изменится для .. Пипец! Не дочитала , потому что поняла, надо рожать пятерых, срочно!.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Крах пенсионной реформы: Если Кремль не признает ошибку, Россию ждет страшное

пенсионную реформу надо срочно отменять
внесения нового законопроекта об отмене пенсионной реформы, которая может Известный актер срочно доставлен в больницу.

Но в будущем их еще может ждать новое повышение пенсионного возраста По словам Харитонова, миграционные настроения жителей формирует множество факторов. Стоимость услуг ЖКХ — около 4000 руб.

Покупательная способность пенсий в восьми из девяти регионов ниже среднероссийского уровня. В условиях оттока населения общее для всех увеличение пенсионного возраста на Дальнем Востоке не подходит, уверен депутат. Комитет, председателем которого Харитонов работает, уже готовит предложения для Дальнего Востока: пенсионный возраст не должен повышаться; фиксированная часть пенсии должна быть повышена; многодетным родителям необходимо предоставить льготный выход на пенсию.

На Госсовете президент Путин сообщал, что продолжительность жизни в регионе составляет чуть более 70 лет, что в среднем ниже, чем по всей России. Будущее Дальнего Востока определят люди, которые голосуют ногами, рассуждал помощник президента Андрей Белоусов: если они будут создавать семьи, регионы будут развиваться. Председатель правительства Сахалинской области Вера Щербина указывает, что демографию в регионе во многом вытянуло жилье.

Правительство предоставляет арендное жилье специалистам по цене ниже рынка. А вы предлагаете женщине в 57-58 лет, в самый несчастливый период, идти искать нищенскую работу, — обратился лидер КПРФ Геннадий Зюганов к коллегам по ГД.

Что будет? В 2030 г. Наконец, решение принято. Повышение пенсионного возраста - это ярмо на шею простого человека. Получается, что он как крепостной должен покидать работу только ногами вперед.

Депутаты хотят внести законопроект об отмене пенсионной реформы

Распечатать Ведут ли протесты к отмене пенсионной "реформы"? Дискутируют член коллегии Минфина Владимир Назаров и политик Владимир Милов Социологи фиксируют резкий рост недовольства граждан, после того как власти России пообещали повышение пенсионного возраста с 2019 года. Профсоюзы и Алексей Навальный пообещали провести в конце июня и 1 июля акции протеста. Глава Совета Федерации Валентина Матвиенко требует не отступать. Владимир Путин прячется за пресс-секретаря и уклоняется от оценки реформы.

Нужны ли протесты для отмены или смягчения пенсионной "реформы"? Или фискальное мероприятие принесет народу России только пользу, как считает премьер Дмитрий Медведев? Ведет передачу Михаил Соколов. Видеоверсия программы Михаил Соколов: Сегодня пенсионную реформу обсудят наши гости. Я напомню, что российская власть решила с 2019 года поднять возраст выхода на пенсию с 55 до 63 лет для женщин и с 60 до 65 лет для мужчин.

Каждый мужчина, выходя на пенсию на пять лет позже, потеряет в среднем до миллиона рублей, а женщины некоторые и до полутора миллионов. Якобы это позволит увеличить ежегодно пенсии, прибавлять не по 500 рублей, а по тысяче. На десять лет дожития вам вернется, как некоторые считают, всего 120 тысяч. Хочется понять, зачем власти такая спецоперация. Давайте начнем с Владимира Назарова, который, как я вижу по публикациям в Фейсбуке и во многих других выступлениях является сторонником этой реформы.

Что вы скажете в защиту этого проекта? Владимир Назаров: Идея о необходимости повышения пенсионного возраста, мягко говоря, не новая. Это решение перезрело, потому что лет 20 тому назад демографы нам предсказывали сложный период, когда у нас будет стареть население, когда будет выходить на пенсию очень большое послевоенное поколение бебибумеров, соответственно в рынок труда будет выходить очень маленькое хилое поколение 1990-х.

В результате соотношение между работающими и пенсионерами будет стремительно ухудшаться. Ровно это и произошло. Когда эту пенсионную систему задумывали с такими возрастами, у нас на одного пенсионера приходилось примерно четыре работающих, до этого было еще больше.

А сейчас у нас на одного пенсионера приходится два пенсионера в трудоспособном возрасте. Если разобраться, ситуация гораздо хуже, потому что на плательщиков страховых взносов, людей, с заработной платы которых регулярно в полном объеме уплачиваются страховые взносы, их примерно столько же сейчас, сколько пенсионеров. То есть у нас теперь один донор на одного реципиента.

Распределительные системы в таких ситуациях существовать не могут. Пенсии будут становиться все меньше и меньше, как минимум в отношениях к заработной плате, а то и к реальным выражениям. Мы уже видели в 2015 году, не смогли проиндексировать пенсии по инфляции 2014 года, пришлось делать отдельную доплату пятитысячную, но это не полноценная индексация пенсии. Это результат того, что мы очень сильно затянули повышение пенсионного возраста. Он у нас самый низкий в мире, ниже нас нет никого, тем не менее, все повышают пенсионный возраст.

Мы единственная страна с Узбекистаном остались, кто не в процессе. Михаил Соколов: Чтобы жить как все — это очень странно. Потому что обычно рассказывают, что у России "особый путь", она не должна жить как все.

Владимир Милов, что вы скажете о проекте? Владимир Милов: Я как человек, который имел практический опыт работы с реформами в правительстве, я себе выработал жизненную формулу очень простую, что если вы задумываете делать реальную очень болезненную для людей вещь, неприятную, то вы должны сначала рассмотреть все другие варианты, можно ли каким-то другим образом решить эту проблему. Здесь есть несколько вещей. Первое — что наша сегодняшняя система финансирования пенсий абсолютно архаична.

Это вообще иллюзия и глупость, что можно обсуждать якобы, чтобы сбалансировать пенсионную систему за счет начислений оплаты труда, страховых взносов. Давно уже стоит вопрос о том, что надо как-то по-другому финансировать пенсионную систему в принципе. Мы предлагаем создавать фонд инвестиционный, как глобальный пенсионный фонд в Норвегии.

Прежде всего резко увеличивать собираемость дивидентов с госкомпаний, а на самом деле приватизировать, инвестировать в широкий спектр активов, собирать доходы оттуда. Когда нам заведомо предлагают нереалистичное что-то, а потом говорят — оно не балансируется.

Вы никогда не сбалансируете, пытаясь задавить экономику этими идиотскими страховыми взносами на фонд оплаты труда — это номер раз. Номер два — про демографию нам все время рассказывают.

Мы сейчас будем уходить от мифов, которые в этой либеральной тусовке приняты. У нас говорят средняя пенсия 13 тысяч. Бюджет пенсионного фонда сегодня по расходам 8,5 триллионов. Где 3 триллиона? Владимир много писал и прекрасно знает про проблему досрочников. Правило номер один, для меня это аксиома: пока нет решения проблемы с досрочниками, никакого повышения пенсионного возраста для всех. Почему мы дискриминируем в целом пенсионеров, сохраняя архаичную систему с досрочниками? Грубо говоря, здесь есть много разных резервов для того, чтобы иначе решить эту проблему.

Пока мы все их не отработали по пунктам от первого до 275-го, надо все разговоры о пенсионном возрасте замораживать. Про западный опыт, давайте о двух вещах поговорим. Первое: я все время ссылаюсь на исследование Высшей школы экономики, по данным мониторинга экономического положения и здоровья населения больше чем за 10 лет. Чем мы отличаемся от западных стран номер один? У нас пик зарплаты наступает где-то в середине 40—45 лет, потом она идет вниз, а люди в предпенсионном возрасте не востребованы на рынке труда, им просто деться некуда.

Вы плывете, рассчитывая, что у вас через 50 лет уже берег, а вам через километр эту береговую линию отодвигают. Это огромное социальное напряжение создаст, просто этих людей выбросит на улицу, в никуда. Вот этим мы от Запада отличаемся. Потому что в развитых странах, о которых говорит Владимир Назаров, там как раз пик зарплаты приходится на период 45—60, а не 25—45, как у нас. Это первое, что надо сначала сделать, как на Западе. А второе — медицину и экологию нормальную надо делать, как на Западе, вот вам где реформы, чтобы люди были здоровые в 60 лет.

Потому что все говорят, даже сторонники повышения пенсионного возраста, что половина или две трети оформят себе пенсию по инвалидности. По улице пройдите, посмотрите, как эти люди идут — это физически видно. С такой кардинальной пропастью по здоровью населения, экологической обстановке и заболеваемости, инвалидности, конечно, с западными странами просто бухгалтерски нас сравнивать — это неправильно.

Михаил Соколов: Во Франции человек пользуется пенсией в среднем 20 лет, на Мальте даже 24, в России сейчас 11,5. Я опираюсь на расчеты нашего коллеги Сергея Пархоменко о том, что после путинской пенсионной реформы период пользования пенсией будет чуть выше туркменского — три с половиной года.

Владимир Назаров: Если бы это был нормальный демограф, которого кто-то знал как демографа, то я бы мог с ним поспорить. А так это абсолютный бред. Потому что продолжительность жизни мужчины даже сейчас при нынешней продолжительности жизни, она растет последние 17 лет, у мужчин растет средними темпами по полгода в год. То есть мы за 17 лет прибавили мужчинам 8,5 лет жизни. Михаил Соколов: А какая средняя пенсия в России? Владимир Назаров: Средняя пенсия сейчас 13 с копейками тысяч. Владимир Назаров: Зависит сильно от звания.

За выслугу лет 19 тысяч. Михаил Соколов: Скажите, а сколько дохода получит Пенсионный фонд и государство от повышения пенсионного возраста? Владимир Назаров: Это некорректный вопрос. Потому что это не государство получит, а это будут высвобождены ресурсы для повышения пенсий. Это будет нарастать из года в год, первый год это будет примерно 250 миллиардов рублей. Это еще будет зависеть, конечно, от темпов, которые в итоге будут выбраны. Причем все эти деньги будут потрачены, если следовать словам правительства, на индексацию пенсий неработающим пенсионерам.

Прибавка к пенсии, о которой говорилось, на тысячу рублей — это ровно те 250 миллиардов рублей. Михаил Соколов: Это первый год, а дальше? Владимир Назаров: Во второй год нас экономии не ожидает. Потому что на второй год ровно те, которые должны был выйти в первый год. А дальше примерно те же цифры, мы получим примерно 250 миллиардов рублей, то есть суммарная экономия нарастет на полтриллиона.

Михаил Соколов: Смешные цифры. В Роскосмосе, как говорит господин Кудирн, по исследованию Счетной палаты, растрачено и утрачено 750 миллиардов рублей, то есть в три раза больше, чем вы получите на два года. Я не понимаю, зачем вгонять страну в политический кризис, в кризис доверия президенту, который так велик и могуч, получил доверие на выборах, зачем все это подрывать ради 250 миллиардов рублей на два года, если эти суммы можно получить другими способами.

Владимир Назаров: Это реформа на десятилетия, повышение пенсионного возраста растянется для женщин на 16 лет. Нам нужны стабильные условия при любых ценах на нефть.

Почему сейчас профицит, потому что цены на нефть высокие. Не дай бог, что случится, не будет никакого профицита. Владимир Милов: Я предлагаю все резервы целевым образом внести в Пенсионный фонд Российской Федерации и сделать его не распределительным, а инвестиционным механизмом.

Михаил Соколов: Норвежская схема? Владимир Назаров: Мне тоже нравится норвежская схема, я очень люблю Норвегию, все замечательно. Но сколько мы денег туда отнесем? У Норвегии скопили чудовищную сумму, у них уже три ВПП. Владимир Милов: Так, как вы приватизируете, кусочек "Роснефти", кусочек "Газпрома", конечно, вы много не получите.

Пенсионная реформа Гройсмана. Что изменится для .. Пипец! Не дочитала , потому что поняла, надо рожать пятерых, срочно!.

Пенсионная "реформа" стала путинской

Он предположил, что есть вероятность внесения нового законопроекта об отмене пенсионной реформы. Дальше Конституционного суда идти некуда. Возможно, будем пробовать отправлять запрос повторно. Также депутат отметил, что решение КС было ожидаемым. Конституционный суд часто становится на политическую позицию. Их решение могло бы помочь в том случае, если бы закон был признан неконституционным. Это, по крайней мере, приостановило его действие, — считает справедливоросс.

Научный руководитель Юридического института Санкт-Петербург Сергей Комаров утверждает, что составители таких запросов в Конституционный суд должны хорошо аргументировать свою позицию.

Конституционный суд рассматривает нормативные акты, которые проверяет на соответствие конституции. Если будет установлено, что они не согласуются со статьями Основного закона, то правительство должно внести изменения в соответствующие акты.

Следовательно, аргументы составителей должны быть весомыми: должно быть хорошее экономическое обоснование, например, о том, что данный закон ухудшает социальное положение, должны прилагаться исследования с большой выборкой, — уверен он.

Кроме того, Комаров считает, что эта мера — популистский шаг депутатов. Они все пиарщики, — говорит юрист. Накануне стало известно об отказе Конституционного суда проверять законность пенсионной реформы. Ранее News. Выбор редакции.

Депутаты Госдумы предлагают отменить пенсионную реформу на Дальнем Востоке

Смотреть комментарии Распечатать Президент России В. Путин взял на себя ответственность за повышение пенсионного возраста на 5 лет. Владимир Путин 29 августа лично одарил свой электорат: пенсионный возраст для мужчин, как и было обещано властями, повышается с 2019 года до 65 лет, для женщин он будет 60 лет вместо уже одобренных "Единой Россией" в Госдуме 63 лет.

Это будет сделано при сохранении прежних налоговых льгот с 60 и 55 лет, повышений пособия по безработице на 1 год до 11 тысяч рублей. Вводится административная и уголовная ответственность работодателей за увольнение в предпенсионном возрасте. Произошел ли дефолт петрократического олигархического государства по его социальным обязательствам? Пошел ли президент на серьезные уступки в связи с массовыми протестами? Обсудили директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский, и профессор, доктор экономических наук Евгений Гонтмахер.

Вел передачу Михаил Соколов. Видеоверсия программы Михаил Соколов: Выступив с телеобращением, сегодня Владимир Путин взял на себя ответственность за повышение пенсионного возраста на пять лет, пообещал ряд корректировок того мероприятия, которое власти называют "пенсионной реформой", а оппозиция "ограблением народа". Попробуем разобраться, пошел ли президент на серьезные уступки в связи с протестами. Я бы начал с обоснования этой акции. Если почитать начало выступления Владимира Путина, у него виноваты все, кроме него самого, причины реформы — это демография, война, 1990-е годы.

Так ли это? Анатолий Вишневский: Проблемы действительно есть, у них действительно глубокие корни, даже и война, я думаю, это правильно. Михаил Соколов: Надо было с Первой мировой, наверное, начать? Анатолий Вишневский: У нас след тот уже немножко подзатих, а этот еще ощущается.

Вопрос в том, в какой степени эти меры служат ответом на эти проблемы, насколько они их разрешают или просто отодвигают, изображают решение. Мне кажется, что проблема есть и достаточно серьезная, объективная, не только война, а то, что происходит в самом демографическом процессе, и не только в России, а вообще во всех развитых странах, ставит серьезные проблемы перед пенсионными системами.

И они нуждаются в глубоком и серьезном реформировании, которое еще не очень понятно, как осуществлять. Но то, что мы видим сейчас, — это ведь не реформа, а это просто первое, что приходит в голову: немножко денег из одного кармана перенести в другой, и все. Реформа должна ответить на какие-то вопросы, касающиеся формирования тех фондов, за счет которых действительно может и должно жить растущее численно пожилое население.

Этот вопрос есть, он никому непонятен. Мы сейчас донашиваем, если можно так сказать, наследие Бисмарка, который придумал эту систему, тогда это было на своем месте, все было нормально, но сейчас все изменилось. Эта система становится все менее и менее дееспособной.

Михаил Соколов: Зачем Путин повторяет цифры, которые не очень корректны? Он говорит о том, что сейчас будет на 1,2 работающих один пенсионер, но реально сейчас соотношение 72 миллиона работающих и 36 миллионов пенсионеров по старости, то есть соотношение — два к одному.

Просто часть людей не платит в пенсионные фонды, и в этом проблема в том числе. Анатолий Вишневский: В этом тоже. Все равно объективно проблема существует, демографическая нагрузка увеличивается.

Существовать за счет этой системы становится все сложнее — это правда. Но никто не сказал, что только за счет работающих должны жить пенсионеры, есть много чего можно и возразить, и предложить. Михаил Соколов: Сейчас из бюджета деньги идут в том числе, дотации. Анатолий Вишневский: Значит недостаточно. В том-то и дело, что становится больше пенсионеров, бюджет не хочет раскошеливаться. Михаил Соколов: На войну хочет раскошеливаться? Анатолий Вишневский: Это вопрос приоритетов расходования бюджета, на самом деле.

Михаил Соколов: Там был интересный такой сюжет, Путин говорит, что во время предыдущего периода, когда он был первый раз президентом, второй раз президентом, пенсионный возраст повышать было нельзя. Выходит, что во время нефтяного бума нельзя было, а сейчас, когда экономика не в лучшем состоянии после крымского кризиса, вполне даже и можно.

Спорят Анатолий Вишневсий и Евгений Гонтмахер Евгений Гонтмахер: Дело в том, что решить пенсионный кризис глобальный, который у нас существует, он есть, можно разными способами. Вот так двигать соотношение, кто платит, кто получает, — это самое простое и не самое эффективное.

Главное, по крайней мере для России, конечно, экономика. Значительная часть наших работающих просто не платит ни налогов, ни социальных взносов, потому что не доверяет государству. Мы упираемся напрямую в политику — коррупция, неэффективность и так далее. Второе — низкая производительность труда. Дело заключается в том, что если бы у нас была современная экономика, то даже при том количестве работающих, которые есть сейчас, у них были бы, наверное, намного высокие заработные платы, соответственно, были бы намного более высокие отчисления в тот же самый Пенсионный фонд, и можно было бы иметь намного больше средств для того, чтобы эти проблемы не таким топорным способом решать.

То есть все упирается в экономику. У нас прогнозы экономические не самые утешительные. Исходя из того, что экономика не двигается, этого базиса, который рождает социальное благосостояние, а это экономика, у нас этот базис никак не меняется, наступает время действительно перераспределения. Обещано было, кстати, не сразу, но, видимо, через пару дней поняли после объявления, что будет повышен пенсионный возраст, увидели жуткую негативную реакцию, пообещали тысячу рублей вместо 400-500, которые будут по индексации, перешли на такую мантру, что все это делается ради повышения пенсий нынешним пенсионерам.

Михаил Соколов: Как раз может быть Путина здесь и послушаем по поводу того, ради чего кое-кого ограбят. Владимир Путин: "Предложенные изменения в пенсионной системе позволят не просто сохранить уровень доходов пенсионеров, но главное — обеспечить их устойчивый, опережающий рост. Уже в 2019 году индексация пенсий по старости составит порядка 7 процентов, что в два раза выше прогнозируемой инфляции на конец 2018 года.

В целом в предстоящие шесть лет мы сможем ежегодно увеличивать пенсию по старости для неработающих пенсионеров в среднем на 1 тысячу рублей. В результате это даст возможность в 2024 году выйти на средний уровень пенсий для неработающих пенсионеров в 20 тысяч рублей в месяц — сейчас, напомню, это 14 144 рубля". Михаил Соколов: Вот, собственно, цель объявлена, а средства каковы?

Евгений Гонтмахер: Это же делается за счет людей других возрастных групп. Предпенсионный возраст — у нас теперь новое понятие. Что бы ни говорили, какие бы примочки людям, которые позже будут выходить на пенсию, ни прикладывали, но эти люди действительно теряют тот доход, который они бы имели в виде пенсий.

Плюс я уже не говорю про молодых, которые сейчас не осознают этой ситуации. У нас уже не первый год идет перекачка так называемых пенсионных прав от молодых поколений к поколению нынешних пенсионеров. Анатолий Вишневский: То, что мы сейчас слышали, — это не то, что делается, это то, что обещается. Михаил Соколов: Путин сказал, что мы внесем это в закон. Евгений Гонтмахер: Очень неправильное предложение, это не путинское, он повторяет то, что сказало правительство, насчет 20 тысяч. Михаил Соколов: Если посмотреть, как прыгает курс нынешний российской национальной валюты, не гарантируют.

Евгений Гонтмахер: Снова возвращаемся к ситуации с экономикой, где возможны любые срывы, к несчастью, которые могут вызвать повышенную инфляцию. Например, сейчас с НДС мы видим ситуацию. В следующем году будут акцизы на бензин повышены.

Михаил Соколов: По поводу этих дожитий и всего прочего масса людей, которые выступают в оппозиции этим так называемым реформам, считают, что большинство мужчин не будут доживать до нового возраста выхода на пенсию в 65 лет.

Мне сегодня попалась цифра: в Свердловской области, по данным Росстата, средняя продолжительность жизни мужчин 62 года. То есть эта реформа делается за счет людей, которые не доживут просто-напросто, им не заплатят, а кому-то заплатят.

Анатолий Вишневский: Я уже устал об этом говорить, вот этот показатель — продолжительность жизни, который приводят, он вообще не имеет никакого отношения к обсуждаемому вопросу.

Потому что это показатель, который складывается в основном за счет младенческой смертности и так далее. Для непосредственного рассуждения о пенсиях важна продолжительность жизни в том возрасте, в каком люди выходят на пенсию. Она тоже известна, она считается ежегодно, публикуется. Есть данные, она не может очень сильно расти, она не выросла даже по сравнению с концом XIX века, надо понимать смысл этого показателя.

По сравнению с 1960-ми годами, когда эта система нынешняя устаканилась пенсионная, никакого роста нет. Михаил Соколов: А как же: темпы роста продолжительности жизни в России одни из самых высоких в мире. За последние 15 лет выросла почти на 8 лет. Анатолий Вишневский: Это продолжительность жизни новорожденного — это не имеет никакого отношения к пенсионерам. Это не жульничество — это просто непонимание сути дела.

Михаил Соколов: Если президент не понимает, он должен с кем-то посоветоваться. Анатолий Вишневский: Это вопрос к его экспертам. Тут важно этот рост, от какой исходной базы считать. Да, она выросла на 8 лет при поднимании из ямы, в которую упали в 1990-е годы. Если сравнить с концом 1980-х, такого роста нет. То есть это просто удобная база для счета.

Очень многие эксперты, понимая, что это удобная формулировка, они говорят, что очень быстро растет. На самом деле большого роста нет. Я могу сказать, что мне представляется здесь важным, хотя это не единственное и, может быть, не главное, но все-таки.

Человек, который выходит на пенсию, я, кстати, объективно поддерживаю выход женщин на пенсию в 60 лет, для этого есть демографические обоснования, у мужчин нет, если мужчина выходит на пенсию в 60 лет, то ему предстоит прожить в среднем еще 16 лет. Если он выйдет на пенсию в 65, то ему останется только 13 лет на пенсии жить. Эти 16 лет были и при Хрущеве. Получается, что сейчас у него будет на пенсии жизнь меньше, чем была в начале 1960-х годов.

При этом надо иметь в виду, что этот показатель в других странах как раз растет. Михаил Соколов: Поэтому президент об этом ничего не говорит. Анатолий Вишневский: Президент не должен и не может все знать. Михаил Соколов: Но президент должен хотя бы не фальшивыми цифрами оперировать.

Некоторые вещи выглядят очень странно.

внесения нового законопроекта об отмене пенсионной реформы, которая может Известный актер срочно доставлен в больницу.
ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Конституционный суд разъяснил, как отменить пенсионную реформу


Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий